Новости

Лучшие музеи России












Пресса

Применение налога на добавленную стоимость к строительным услугам

Мурниеце: в политике я достигла всего, чего желала

Дзинтарс: депутаты должны проглотить обиду и выполнить волю народа

Театр и богема не совместимы

Кариньш: пенсионная система терпит банкротство

Правительство повышает пошлины на машины

Изменения в комиссиях

Пульсация

Средняя зарплата в Латвии - 302 лата

В Эстонии разбились трое латвийцев

Юрмалу потянуло на морскую живопись

Депутат Лига Лапинска отвечает на вопросы елгавчан.

Кот нашел новую хозяйку

Татьянин день для школьников Елгавы

Мы тогда стояли рядом...

Проверят движение на перекрестке

Свет неугасимой "Звезды"

Устроители выставки надеются на погоду

Так пить кофе или не пить?

В Ценас найдена бешеная лиса

Справочник величайших человеческих заблуждений

Зимние запреты

Время ожидания

Помощник Екабсона выиграл "мерседес"

"Могучие Утки" расправили крылья

Угарный мусор

Сетевая паутина и WEB-общение для безработных

Россия и НАТО договорились

Латвия расщедрится для неграждан

Приватизация без границ



Новости -> Театр и богема не совместимы

Театр и богема не совместимы

10.03.2011 01:05




С приходом в Государственный Даугавпилсский театр известного в театральных кругах режиссера Олега Шапошникова в храме Мельпомены повеяло ветром перемен.

К ак будто глоток свежего воздуха попал в театр вместе с новоиспеченным художественным руководителем, на которого Миервалдис Бродовс (шеф театра) возлагает большие надежды.

Так что не исключено, что 2011 год в историю Даугавпилсского театра войдет, как время перемен и возрождения. По крайней мере, в это очень хочется верить.

— Олег, ровно месяц назад Вы приступили к работе художественным руководителем в нашем театре. Скажите, для именитого режиссера, чья профессиональная деятельность в большей степени была связана со столичными театрами, работа в Даугавпилсе это эксперимент или же новый поворот в жизни?

— И то и другое. Мне предложили эту работу. Я согласился. А эксперимент это или нет? Вы знаете, все в нашей жизни является экспериментом, в том числе и каждый наш выход из дома на улицу. Ведь никогда не знаешь, чем это все закончится. Если мы говорим о моей работе в качестве художественного руководителя Даугавпилсского театра, то в этом случае эксперимент заключается в чем-то доселе неизведанном и возможности применения новых наработок в творческом процессе. Для себя я отмерил полтора года. Только после этого срока смогу ответить на вопрос, был ли этот эксперимент успешным.

— Какая задача поставлена перед Олегом Шапошниковым?

— Привести Даугавпилсский театр в адекватное состояние. За полтора года театр должен занять достойное место в одном ряду с остальными латвийскими театрами.

— Как Вам кажется, провинциальный театр готов к таким переменам? Он готов сегодня принять новые веяния?

— Думаю, да. И хотя мне очень не нравится термин «провинциальный театр», я должен с вами согласится. Действительно, сегодня Даугавпилсский театр это стоящий на отшибе храм Мельпомены, у которого нет ни своего особенного шарма, ни традиций. Вместо этого мы видим кучу недоработок и недостатков, в том числе недисциплинированность и неупорядоченность в структуре театра. Я хочу сломать сложившийся стереотип. И за это я буду биться. Даугавпилсский театр должен стать одним из театров Латвии, а не одного конкретного региона.

— В таком случае, с чего начнете свою битву за возрождение Даугавпилсского театра?

— Начну с самого начала — с создания театральной структуры. Сегодня театр напоминает собой дикорастущее дерево. Много сухих сучьев, а те, которые еще тянутся к солнцу, растут как придется. Вроде бы это дерево и живое, но беда в том, что оно не плодоносит. Поэтому мы начали с обрезания сухих ветвей и видоизменения кроны этого дерева.

— На протяжении уже нескольких лет в стенах Даугавпилсского театра работают одни и те же режиссеры. Новыми именами, так сказать, даугавпилсский зритель не избалован. Как Вы думаете, с приходом Олега Шапошникова ситуация изменится?

— Надеюсь, что да. Уже сегодня в театре больше нет штатной единицы режиссера. Мы намерены следовать мировой практике: театр будет приглашать только тех специалистов, в работе которых он заинтересован. Другие режиссеры должны сами предлагать нам на рассмотрение свои проекты, из которых мы будем выбирать только лучшие. Все должны понять, что в театре никому не гарантировано место под солнцем.

— С приходом нового художественного руководителя можно ли надеяться на расширение театрального репертуара? И претерпит ли он какие-либо изменения?

— Во-первых, театральный репертуар не резиновый. Во-вторых, сегодня, принимая во внимание возможности актерского состава и наличие денежных средств, Даугавпилсский театр может позволить себе иметь в репертуаре только по четыре, ну, может быть, пять, спектаклей (как в латышской так и в русской труппах). Это не считая детских постановок. Естественно, что все эти спектакли не должны быть комедийными. Да, интересы зрителей игнорировать мы не имеем права. И я не собираюсь переделывать публику. Но если мы хотим вывести театр на совершенно новый уровень, то должны учитывать и запросы зрителя Риги, Лиепаи, Вентспилса, Валмиеры. Только в этом случае поставленная перед нами задача будет достигнута. Таким образом, две комедии в репертуаре Даугавпилсского театра будут обязательно. Это я вам обещаю. Так же мы предложим публике один серьезный спектакль и одну театральную постановку, которая в своем роде сможет претендовать на звание «скандальной». Не исключено, что она и станет изюминкой театрального сезона.

— Вы уже успели познакомиться с даугавпилсским зрителем?

— Зрителя видел. Наблюдал за ним.

— Ваши впечатления?

— Он ничем не отличается от зрителя рижского театра Русской драмы. Вы знаете, я подразделяю зрителя на латышского и русского (русскоязычного). Так вот, отличие русского зрителя состоит в том, что он на протяжении всего спектакля комментирует происходящее на сцене действо. Делает это так, как будто сидит дома перед телевизором и смотрит свой любимый сериал. В чем причина такой необходимости? Для себя ответ на этот вопрос, я до сих пор найти не могу.

— Одним из ваших учителей является театральный режиссер Роман Виктюк — личность неординарная и неоднозначная. О таких обычно говорят, «любить сложно, но и не любить невозможно». Чему Вас научил Р. Виктюк?

— Режиссуре. Пониманию того, что такое театр. По каким законам он существует. Но это не значит, что я когда-нибудь поставлю спектакль, похожий на «виктюковский». Повторить его невозможно. У него свой особенный почерк. Это божий дар. И делать как он, я не умею, как, впрочем, и никто в мире.

Между прочим, процесс обучения у Виктюка отличается от общепринятого. Вы не дождетесь от него «работы над ошибками» после просмотра спектакля. Ему чужды всякого рода объяснения. У него другой метод обучения: он может через несколько дней после просмотра театральной постановки, вскользь, между делом, сказать несколько слов об увиденном и все становится понятно.

— Хорошо. А художественный руководитель Олег Шапошников будет устраивать «разбор полетов»?

— Еще как будет. Это в Риге актеры понимают меня без слов. В Даугавпилсском театре я человек пока новый и чужой. Чтобы изменить эту ситуацию, для начала нужно начать разговаривать. Так сказать, притереться друг к другу. Уверен, что во время этой притирки будет высечено немало искр и, возможно, кто-то даже пострадает.

— Бытует такое мнение, что актер не может не вести богемный образ жизни. Вы с этим согласны?

— Это дурацкий стереотип, который позволяет людям творческих профессий вести безобразный образ жизни. Списывать свою безответственность, разгильдяйство на общепринятый взгляд о том, что творческий человек не от мира сего. Человек «не от мира сего» должен быть изолирован от общества и находиться под наблюдением врачей. Да, я так считаю.

Человек, который работает в театре, которому зарплату платят налогоплательщики, должен нести ответственность за свою работу. Он обязан быть дисциплинированным. Вот такой мой ответ всем актерам и режиссерам, именующим себя богемой.

Да, каждый из нас имеет право на выбор своего жизненного пути. Если вы выбрали богемный образ жизни, пожалуйста, существуйте на чердаках и в подвалах. Создавайте свои общества, курите траву и делайте, что хотите. Это ваше право. Но не нужно богемный образ жизни переносить на государственные театры.

Я всегда говорил и буду говорить о том, что в творческой деятельности навыки и умение работать — это первично. Все остальное — личные амбиции, особенности характера — находится, где-то на месте десятом. К сожалению, у нас в Латвии происходит все наоборот. На первом месте — перенос богемной вседозволенности на трудовые отношения. Я считаю, что это недопустимо.

Если говорить обо мне, то я траву не курю, к богеме себя не причисляю, не веду беспорядочный образ жизни. Я очень дисциплинированный человек. Я прагматик. В облаках не витаю и не позволяю этого делать другим.

— Вы жесткий человек?

— Да, я жесткий и очень требовательный. Я могу уничтожить человека морально, если он этого заслуживает.

— То есть, красную тряпку вам лучше не показывать?

— Совершенно верно. Случаи такие были. И поверьте мне, для моих оппонентов ничем хорошим они не заканчивались.

— Жалеете об этом?

— Нет. Дело в том, что я никогда первым не предлагаю такие правила игры. Люди могут со мной спорить, вести дискуссии. Я умею слушать и я готов слушать. Поэтому, если в каком-то вопросе человек грамотнее меня и сильнее, то пускай он даст мне это понять. А вот ставить палки в колеса, вести закулисные игры, устраивать акции неповиновения не стоит. Например, я говорю, что в театре алкоголя не будет. Если это правило игнорируют, то все — ВОЙНА.

— Ну что же, Вы ступили на тернистый путь в новом для вас коллективе и в незнакомом для вас городе...

— Таково мое решение.

— В таком случае успехов Вам и достижения поставленной цели.

— Спасибо. Будем стараться.


 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





 

© 2011 amm.lv